BRB

Pipes

 

Цена: $75 (Резерв!)

BRB edition old mini-pot

Судьбы у человеческих изобретений бывают порой не менее удивительными, чем сами изобретения. Принято считать, что винт изобрёл Архимед Сиракузский. При его жизни девайс применяли по исходному назначению — подавать воду и сыпучие материалы выше того места, из которого их забирали. Но уже век-другой спустя были созданы винтовые прессы для отжима винограда и оливок, домкраты и даже мясорубки. А сегодня без архимедовой идеи не обходится практически ни одна мало-мальски сложная конструкция.

Винтовое соединение чубука и мундштука, скорее всего, было создано во второй половине XIX века и продержалось на рынке с переменным успехом порядка 60-70 лет. Разумеется, его использовали и после 20-х годов прошлого века, есть и современные трубки (в основном пенковые), у которых мундштук завинчивается на резьбе. Но всё-таки крепление «шип/паз», ставшее в упомянутых 20-х годах стандартом трубостроения, вытеснило прежний «винтовой» стандарт уверенно и окончательно.

Тому есть несколько причин. Во-первых, это красиво это практично с кучи сторон — и сделать такой мундштук проще, и само соединение надёжнее, и ремонт, случись что, менее затратен. Кроме того, сам материал винта — когда это соединение изобрели, слоновой кости, из которой обычно делали цапфу, в Европе было почти как гуталина у дяди Матроскина. А вот уже после Первой мировой с этим материалом возникла напряжёнка. Конечно, на тот момент уже были в обиходе жёсткие полимеры, да и металл не забывали. Но упрощение производства, когда весь мундштук делается из одной заготовки, а мортизу сверлят за один проход одним же сверлом… В общем, бессердечная сволочь экономика в очередной раз победила.

Трубка эта долго лежала в закромах BRB Pipes, и я даже успел позабыть, что она у меня есть. Но вот недавно проводил ревизию — и таки обнаружил. До вмешательства трубочного редактора™ это выглядело примерно так.

Клейм никаких, идей относительно страны происхождения тоже. Правда, шла из Англии, в компании трёх явно довоенных Loewe, но это мало о чём говорит, кроме предпочтений бывшего владельца. Исходный мундштук, похоже, был янтарным — на торце винта сохранилось два небольших фрагмента, которые при нагреве издавали безошибочно узнаваемый запах. Итак, нужен как минимум новый мундштук. А как оптимум — ещё и убрать забоину с верхней кромки чаши.

Янтаря, понятное дело, у меня свободного не было. Имитация? Слишком примитивно, хотелось всё-таки элегантности, соответствующей весьма приятному рисунку бриара. Значит — камберленд. Но вот что делать с этим наследием Архимеда? Оставить? Или всё-таки переточить на обычное соединение?

Решение оставить родной винт сложилось из двух половин. Первое — глубокая резьба внутри чубука. Если снять её, дерева останется всего ничего, и потребуется его чем-то усиливать. Кроме того, винт довольно глубоко уходит в чубук, значит — ещё и бриаровая вставка, чтобы убрать зазор. А насколько глубоко, кстати? И вот тут образовалась вторая, решающая половина: оказывается, винтовая цапфа изначально сделана в стык — она без зазора упирается в уступ, и полностью соосна дымканалу. Умели же работать предки!

Итак, винт оставляем. Мундштук выточить не проблема, материал есть, вклеить цапфу в заготовку тоже несложно, если умеючи и глаз пристрелямши… А вот с правильным раструбом оказалось непросто. На классическом соединении можно не париться о симметрии — режь себе этот раструб, как режется, а потом ориентируй его по горизонтальной оси и вытачивай мундштук. Благо, вертеть можно как угодно. Здесь же надо было выставить заготовку в единственно верное положение, тщательно разметить будущий раструб — и предельно аккуратно выбирать пилкой, ни на миллиметр не отступая от разметки. Провозился вдвое дольше, чем обычно, но таки вывел симметрично.

Далее ждала ещё одна проблемка — дымканал был просверлён сверлом 1/10 дюйма (2,56 мм). В цапфе же и того меньше — 1/12. Может, раньше так и можно было курить, но сегодня диаметр надо разогнать хотя бы до 3 мм. И если в чубуке это сделать проще некуда, то вот в цапфе, которая и сама по себе хрупковата, и от возраста прочнее не стала, сверлить очень стрёмно. Но ничего, управился, и теперь сечение в обоих дымканалах идентичное.

Забоину на чаше ликвидировал старым добрым методом бриаровой заплатки. И сейчас, если не знать, сразу не увидишь. Чашу морил поближе к камберлендовой гамме — как по мне, сочетание получилось довольно приятным для глаз.

Объём работ счёл достаточным, чтобы поставить на трубку личное клеймо. Увы, рука дрогнула, и пришлось ставить второй раз. А во второй она тоже дрогнула, но уже в другую сторону. Так что трубка теперь заклеймена дважды, причём оба оттиска дополняют отсутствующие детали клейма. Ну вот так вышло, не ругайтесь. Или ругайтесь, если хочется.

Обкуривание показало, во-первых, отличные свойства прибора (минимум конденсата, цапфа вообще сухая, вкус раскрывает на ура), а во-вторых — его чёткую ориентацию на крепкие смеси. Решать, конечно, будущему хозяину, но как по мне, вышел прекрасный аппарат для потребления твистов и крепких плагов.

Как говаривал по субботам Архимед — «Дайте мне стакан вискаря, и я переверну тут всё!»

 

Вес: 29,7 г

Рост: 123 мм

Диаметр чаши (внутр.): 18 мм

Глубина чаши: 32 мм

 

Similar Posts: