Comoy’s

London Pride

Made in London

England

4

Отдана в добрые руки

sold-button

Comoy’s London Pride bulldog 4

Любопытная штука — язык. Нет, не тот, что во рту обретается, хотя он тоже здесь при делах. А тот, который для общения используется. Который речь. Устная и письменная. Вот нам, людям русского языка (именно так когда-то определялась национальная принадлежность!), потребовалось объяснение разницы между органом без костей и сигнальной системой, в которой этот орган принимает активное участие. А для англичан каких-нито такое объяснение всё только запутало бы: у них орган называется одним словом, а речь — совсем другим и даже не родственным. Положим, англичанину непонятно, как это русские умудряются из четырёх корней сложить вполне жизнеспособный и применимый в быту и на производстве диалект. А нам, сирым, так и не осознать до конца 12 грамматических времён в английском (не считая ещё совсем уж виртуальную категорию future in the past).

Ладно, это ещё куда ни шло. А вот, скажем, понять, за коим лядом тобасаранскому языку потребовалось 48 падежей, а кабардинскому — 28 лиц… это уже из категории «мой голёффа не есть это мочь». Впрочем, 12000 глагольных форм у чиппевеев тоже ни одна зараза не обосновала до сих пор. Переводчику с языка седанг на убыхский и обратно (буде, конечно, таковой переводчик на Земле возникнет) придётся вывихивать не только язык, но и мозг, и слух. Потому что в седанге 55 гласных при 6 согласных, а в убыхском — на 80 согласных приходится одна буква «а», которая образует лишь две фонемы. Правда, несмотря на изобилие согласных, убыхи не придумали имени Мкртч (армянский) и слова გვფრცქვნის (гвпртсквнис) — грузинский. Хорошие слова, годные. Добро хоть, наличие четвёртого рода в языке диирбалу имеет практическое обоснование: мужской, женский, средний и съедобный.

Словом, если считать изобилие языков Божьей карой, то покарал Он человеков знатно.

Однако вернёмся в Англию. Есть, скажем, у них слово pride. Оно и гордость, и спесь, и гордыня, и самолюбие, и кульминация, и великолепие. И семейство животных — обычно львов, но сейчас применимо к другим хищникам и даже травоядным. И — грэйд в ассортименте продукции Дома Комой.

Грэйд London Pride образовался в линейке Comoy, можно сказать, случайно. До Второй мировой среди высших грэйдов фабрики царил некий раскордаж. В начале 30-х годов было два варианта — неморёные трубки и под контрастной морилкой рубинового оттенка. Морёные сперва назывались Royal Comoys, а после ребрендинга — Blue Riband. А вот среди неморёных чёткого названия не устаканилось аж до конца войны. Изначально грэйд с рисунком straight grain назывался Prima. Однако в середине 20-х годов это название перенесли на модное направление — трубки с пенковой вставкой. И straight grain девайсы остались без имени. Сперва их называли Prima Straight Grain. Потом, во избежание путаницы с пенковой «примой» — просто Straight Grain. Затем, уже в начале 30-х ненадолго появился грэйд De Luxe Straight Grain, причём штамповали Straight Grain не под названием фирмы, как было принято изначально, а на другой стороне чубука. И только уже в 1942 году появился, наконец, знаменитый Specimen Straight Grain.

Вопрос: а причём тут London Pride? Ответ: этот грэйд учредили буквально через пару лет после «спесимена». Потому что в оба высших грэйда — и Specimen Straight Grain, и Blue Riband, — попадали трубки строго вертикального рисунка. Отличие было лишь в его плотности: для Specimen Straight Grain брали тонковолокнистые блоки, а для Blue Riband — с широким «пламенем».

Однако после выборки оставались ещё два очень красивых рисунка: cross grain и cross cut. Их-то и вывели в отдельный грэйд, получивший название «Гордость Лондона». «Гордость» оказалась самой живучей: кадоганские весёлые ребята, упразднив фактически все линейки Comoy, отчего-то не стали убирать London Pride, и этот грэйд продержался до конца 70-х годов, когда и настал полный кадоган всему.

Этот бульдог — классический бульдог, прямо хоть в наглядное пособие определяй! — произведён, скорее всего, в начале 50-х, если не в 40-х даже. Разумеется, в этом диагнозе куда больше интуиции, чем точных данных, но именно с London Pride ничем иным и не воспользоваться, потому что учреждён грэйд уже после устаканивания современного типа клейма. Вот и остаётся опираться на такие не шибко надёжные признаки, как старый шейп и шрифт клейма. Они для кадоганских времён не характерны.

Впрочем, так ли уж важно, 50 или 60 лет этому бульдогу? Важно, что за эти годы его не испортили, и сегодня он может послужить не только иллюстрацией самого шейпа, но и замечательным курительным прибором. Да что там «может»! Он уже служит.

И обещал прослужить ещё не менее полувека. Потому что гордость!

 

Вес: 37,9 г

Рост: 140 мм

Диаметр чаши (внутр.): 20 мм

Глубина чаши: 35 мм

 

Comoy’s London Pride bulldog 4
Comoy’s London Pride

 

 

Similar Posts: